ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Афиша выставки

«Принцесса Турандот»,
в роли Калафа,
1922 год

«Горе от ума»,
в роли Чацкого,
1925 год

«Памяти декабристов»,
в роли Трубецкого,
1925 год

«Продавцы славы»,
в роли Графа Льевиль,
1926 год

«Безумный день
или Женитьба
Фигаро»,
в роли Графа
Альмавива,
1927 год

«Юрий Завадский на сцене Художественного театра»

К 120-летию актера Художественного театра Юрия Александровича Завадского 30 июня (12 июля 1894 – 5 апреля 1977)

 

     Студия Художественного театра под руководством Евгения Богратионовича Вахтангова получила официальное название Третьей студии МХАТ в 1920 году. 13 ноября 1921 года состоялось её открытие
в собственном помещении. В 1924 году вслед за Первой студией получила самостоятельность под именем «Государственная академическая студия им. Евг. Вахтангова». В 1926 году получила название Театр имени
Евг. Вахтангова. Учеником третьей Студии был и Юрий Александрович Завадский.

 

      «Константин Сергеевич отнесся ко мне очень благожелательно. Быть может, он почувствовал во мне «вахтанговский» вкус к поискам нового, увлеченную отзывчивость его неожиданным подсказам и требованиям, живое ощущение формы и юношеский задор, хоть и не раз упрекал меня за злоупотребление приемами. Тогда он говорил: «Ну вот Юра, опять «турандотит»!

                                                                                                                                                                      (Ю.А. Завадский. «Учителя и ученики», 

                                                                                                                                                                      Москва, «Искусство», 1975, с.16-17)

 

     «Да, да, начиная рассказ о Завадском, миновать этот его образ принца Калафа из «Принцессы Турандот положительно невозможно, так же как невозможно не упомянуть и о коллекции его карандашей. Калаф
и карандаши… Это стало, так сказать, литературным штампом у всех, пишуших о Юрии Александровиче,
и не от бедности фантазии, а потому что… таков уж он! До Калафа им был сыгран в студии Вахтангова Антоний в «Чуде святого Антония», а после – Чацкий в Художественном театре и там же – Трубецкой
в спектакле «Николай
I и декабристы», и еще были у него роли, но триумфальный успех «Турандот», сверкнувшей всего лишь четыре года тому назад (в 1922 году), все еще волновал память театралов – москвичей и, разумеется, мою юношескую память, затмевая все. Поэтому я видел перед собой именно Калафа!...»         

                                                                                     (Ростислав Плятт, «Ю.А. Завадский в воспоминаниях современников», Москва,

                                                                                      «Современный писатель», Театр имени Моссовета, 1993, с.18)

 

 

     В 1924 году Ю.А. Завадский основал театральную студию, ставшую впоследствии Театром-студией под его руководством (просуществовала с 1927 года до начала 1936-го). Начинающий режиссер и актер
Ю.А. Завадский, посмотрев репертуар Студии, которую создал П.В. Массальский, вместе со своим другом, тоже «кружковцем», Н.П. Лариным, пригласил к себе в студию пять студийцев Павла Массальского, в том числе и его лично.

     Еще в 1923 году Ю.А. Завадский ведет переписку с К.С. Станиславским о совместной работе
в Художественном театре (письмо от 8 августа 1923 года). Возвратившись в 1924 году из двухгодичной гастрольной поездки по Америке, Художественный театр нуждается в молодых актерах, в котором Завадский и начинает работать. Здесь, у К.С. Станиславского, он  сыграет три большие роли: Чацкого в «Горе от ума» А.С. Грибоедова (1925), князя Трубецкого в пьесе А. Р. Кугеля «Николай
I и декабристы» (1926) и в 1927 году графа Альмавиву в «Безумном дне или Женитьбе Фигаро» П.-О. К.  Бомарше).

 

      Конец 1924 - начало 1925 годов.

      В связи с докладом В.В. Лужского о реорганизации труппы МХАТ и слиянии ее с группой молодежи
К.С. Станиславский пишет свои замечания Вл.И. Немировичу-Данченко по поводу некоторых молодых актеров: «…Тарасова, Завадский – или в труппе, или они уйдут. Ершов – конечно, в труппе. Первых двух считаю теми актерами, на которых скоро можно будет основывать репертуар (как в оно время Ермолова
и Ленский составляли пару)…».  

 

     Началом работы  Ю.А. Завадского в Художественном театре (1925) была роль Чацкого в возобновлённом К.С. Станиславским спектакле «Горе от ума» А.С. Грибоедова 1906 года. В новом спектакле В.И. Качалов стал играть роль Репетилова вместо Чацкого. Партнером молодых исполнителей К.Н. Еланской (Софьи),
О.Н. Андровской (Лизы) был сам великий К.С. Станиславский в роли Фамусова.  

 

      «Я имел счастье как актер работать со Станиславским над образом Чацкого. Помню основные особенности этой работы. Станиславский передо мной и перед моими товарищами по работе (мы репетировали вчетвером: В.Д. Бендина, А.О. Степанова, А.Д. Козловский и я) раскрывал эпоху, помогая нам разбираться в роли, в желаниях и помыслах действующих лиц, понять время, среду, события, описанные Грибоедовым… Основную тенденцию и методику работы Константина Сергеевича по раскрытию типического в индивидуальном я прекрасно помню всем существом, и она до сих пор дает мне удивительное ощущение Чацкого, все еще живущего во мне».                                                                       

                                                                                                      (Ю. Завадский, Об искусстве театра, М., ВТО, 1965, стр.45-46)

 

     «Я сыграл в Художественном театре три большие роли: Чацкого в «Горе от ума» Грибоедова, князя Трубецкого в пьесе Кугеля «Николай I и декабристы» и графа Альмавиву в «Женитьбе Фигаро» Бомарше. Не буду давать оценку этим спектаклям и подробно о них рассказывать. Скажу только, что для меня работа под руководством Станиславского – а все эти роли я готовил вместе с ним – имела такое же значение, как и ученичество у Евгения Богратионовича Вахтангова».

                                                                                                     (Ю.А. Завадский. «Учителя и ученики» Москва, «Искусство», 1975, с.12)

 

     В середине 20-х годов К.С. Станиславский начинает привлекать молодежь театра к его руководству, в том числе и Ю.А. Завадского. В МХАТ учреждена Репертуарно-художественная коллегия под председательством П.А. Маркова в составе М.М. Тарханова, И.Я. Судакова, Б.И. Вершилова, Н.М. Горчакова, Ю.А. Завадского,
Е.В. Калужского, М.И. Прудкина, Н.П. Баталова.

      К.С. Станиславский и старшие руководители театра, оставляя за собой общее наблюдение, предоставили этому органу самые широкие полномочия в области определения дальнейшей репертуарной
и художественной линии МХАТ и на эту Коллегию возложили организацию всего производства театра по художественной линии: прием пьес, распределение ролей, назначение режиссуры, сроки и план постановок, которыми руководит режиссура, и т.д.

 

     «Эта Коллегия явится созидательным органом. Всю свою работу она представляет на утверждение
К.С. Станиславского и его старейших сотрудников по созданию МХАТ. Означенная Коллегия приступила
к проработке «Белой гвардии» Булгакова, которая должна явиться следующей после «Пугачевщины» фундаментальной современной пьесой театра, и к выработке плана работ Малой сцены».

                                                                                                                                                  Хроника «Новый зритель», 1925, №40, 6 октября

 

     Работа Ю.А. Завадского в созданной им Студии отвлекала от актерской игры в Художественном театре.
7 февраля 1926 года К.С. Станиславский возмущен отказом Ю.А. Завадского играть роль Шетарди в пьесе Д.П. Смолина «Елизавета Петровна»: «Считаю поступок Завадского недопустимым и компрометирующим его же. Ввиду моего личного исключительного к нему отношения теперь я обязан быть к нему исключительно строг. Предупредить его, что при следующем отказе дело будет передано в Местком. Предлагаю передать роль Шетарди в «Елизавете Петровне» вновь принятому артисту Синицыну, т.к. он как говорят, хорошо владеет французским языком». 
При этом К.С. Станиславский был «очень заинтересован планом Ю.А. Завадского о просмотре всего состава труппы «с точки зрения дикции». Опять же при распределении новых ролей К.С. Станиславский утверждает Ю.А. Завадского на роль Лодовико в пьесе «Отелло».

     13 мая 1928 года газета «Правда» сообщает: «МХАТ 1 в течение последних месяцев вырабатывал форму внутренней организации и после долгих совещаний принял ее в следующем виде: во главе театра становятся два директора – Вл.И. Немирович-Данченко и К.С. Станиславский. В своей деятельности они опираются на «Совет 16-ти» и управление театром. «Совет 16-ти» является внутренним художественным органом театра
и включает в свой состав основную группу «стариков» театра и молодежи. Текущее управление театром возлагается на выделенную из «Совета 16-ти» группу в составе: Н.П. Баталова, Ю.А. Завадского, П.А. Маркова, М.И. Прудкина, И.Я. Судакова, Н.П. Хмелева» 

 

     26 марта 1931 года К.С. Станиславский поздравляет Ю.А. Завадского с открытием его театра (в Большом Головинском переулке): «В день открытия театра Вашего имени шлю сердечные поздравления, искренние пожелания, чтоб в нем процветало подлинное искусство. Поздравляю Вашу молодежь. Мысленно с Вами».

 

 

Выставка открыта для посещения в часы работы Музея МХАТ и дни показа спектаклей на Новой сцене театра.

Напишите нам

Нажимая кнопку «Отправить», я подтверждаю свое
согласие на обработку моих персональных данных.

Записаться

либо Вы можете записаться по телефонам
+7(495)629-83-29,
+7(903)526-51-07

Нажимая кнопку «Отправить», я подтверждаю свое
согласие на обработку моих персональных данных.

Записаться

либо Вы можете записаться по телефонам
+7(495)629-83-29,
+7(903)526-51-07

Нажимая кнопку «Отправить», я подтверждаю свое
согласие на обработку моих персональных данных.

Записаться

либо Вы можете записаться по телефонам
+7(495)629-83-29,
+7(903)526-51-07

Нажимая кнопку «Отправить», я подтверждаю свое
согласие на обработку моих персональных данных.