Купить билет
Портрет <br>Н.А. Алексеева Верхние торговые ряды <br>на Красной площади Водонапорные башни <br>у Крестовской заставы Главная <br>канализационная <br>насосная <br>станция Дом Н.А. Алексеева Здание <br>Городской <br>думы Здание <br>психиатрической <br>больницы Портрет<br> Н.А. Алексеева <br>неизвестного <br>автора Макет памятника<br> Н.А. Алексееву Родовая <br>усыпальница<br> Алексеевых <br>на кладбище <br>Новоспасского <br>монастыря

     Николай Александрович Алексеев

     Есть в Доме-музее К.С. Станиславского один портрет, который неизменно привлекает к себе внимание. История человека, изображенного на нем достойна подробного рассказа. Николай Александрович Алексеев – кузен (двоюродный брат) Константина Сергеевича, человек удивительно насыщенной жизни. Со-директор Московской консерватории, Председатель Московского отделения Российского Музыкально общества.
     С 1885 по 1893 год был Городским головой Москвы (избирался на эту должность три раза подряд и собирался стать четвертый раз, но об этом позже).
     Кстати, Городской голова – это не губернатор, это – выборная должность в Российской империи, он заведовал городской управой – исполнительным органом Городской Думы, ведающей всем городским хозяйством (другими словами, Городской голова – это нынешний мэр города). Городской голова был подведомствен Генерал-губернатору города, которым во время Н.А. Алексеева был двоюродный брат Императора, великий князь
Сергей Александрович.
     Николай Александрович происходил из семьи богатейших в России 19-го века золотоканительщиков. Уже
к 30-м годам он становится Директором Правления торгового и промышленного Товарищества «Владимир Алексеев» – крупнейшей в России золотоканительной фабрики, основанной в 1785 году дедом
К.С. Станиславского и являющейся поставщиком золотой и серебрянной нити Двору Его Императорского Величества. Кроме того, Н.А. Алексеев являлся директором суконной мануфактуры в Пушкине, химического завода в Харькове, Даниловской камвольной прядильни в Московской области.
     К наиболее выдающимся делам этого удивительного хозяйственника можно отнести строительство нового здания Верхних торговых рядов на Красной площади (ГУМ), зданий Исторического Музея и Городской Думы на Манеже (в советское время Музей Ленина), здания Купеческого клуба (ныне здание театра Ленкома), укладку новых мостовых и асфальтовых тротуаров в центральной части Москвы, строительство первой в России клиники для душевно больных (до революции – больница им. Н.А. Алексеева, в советский период – им. П.П. Кащенко). Кроме того, в его правление Александровский сад превратился в шедевр садово-парковой архитектуры.
     Но главным нужно признать строительство им нового Мытищинского водопровода и устройство канализации в Москве. Собственно, водопровод в Москве был, но не отвечал коммунальным нуждам развивающегося города. Сооружение водопровода началось в июне 1890 года, а закончено всего за 2,5 года в октябре 1892 года. Проблема обеспечения Москвы питьевой водой была решена. Новый водопровод выглядел настоящим чудом техники – 116 километров труб с пожарными кранами через каждые 100 метров (!!!) и всем необходимым набором сооружений. Обошелся водопровод со значительным превышением сметы в 5 883 000 рублей.
Разницу покрыл из своего кармана сам Алексеев, а строительство Крестовских водонапорных башен было оплачено лично им.
     Следующим по важности делом Н.А. Алексеева стало сооружение городской канализации. Построенная первоначально в 17-м веке, к середине 19-го века она вся пришла в негодность – старые глиняные или деревянные трубы истлели. По сути, отсутствие канализации в миллионном городе было катастрофично. Нечистоты собирались в выгребных ямах во дворах. Ямы представляли собой деревянные срубы, обмазанные для гидроизоляции глиной, и тем не менее они пропускали нечистоты, которые загрязняли почву и воду
в питьевых колодцах и Москва-реке. По описанию москвоведа Гиляровского: «Каждое утро по всем трактам
из Москвы увозились обозы с нечистотами», но домовладельцам приходилось подолгу ждать появления обоза,
а ямы переполнялись. Только четыре города Российской империи позволили себе недостижимую роскошь – канализацию: Варшава, Одесса, Киев и Ялта. Москва стала пятым таким городом. Главная проблема заключалась в том, что при всей социальной значимости проекта, он не нес коммерческой выгоды, и поэтому, первоначально задумывалось финансировать постройку канализации только в центральной части города. Но Алексеев добился постройки канализации во всей 1,5 миллионной Москве. Чрезвычайно сложным оказалось получения права пользования на земли для строительства сооружений и устройства полей орошений. Землевладельцы, вынужденные отказываться от принадлежащих им земель, стали завышать цены на них. О том, насколько дорого городу обошлась земля, говорит тот факт, что только сумма процентов, выплаченных землевладельцам, превысила предусмотренную проектом стоимость устройства канализации. Работы по прокладке первой очереди канализации начались в сентябре 1893 года, а в июле 1898 года первая очередь вступила в строй. Но это Н.А. Алексеев уже не увидел. И, кстати, его дом, находящийся по адресу Леонтьевский пер., дом 9 (напротив нашего Музея) не вошел в первую очередь.
     Уже строительства этих двух грандиозных проектов – канализации и водопровода – было бы достаточно, чтобы войти в историю города, но особую память Н. Алексеев оставил своей благотворительностью. На его деньги строились в Москве дома призрения, сиротские дома, оплачивались нужды малоимущщих. По воспоминаниям современников, Н.А. Алексеев ходил по городу, имея в нагрудном кармане маленькую с золотым обрезом книжечку, куда записывал все просьбы простых москвичей.
     Самым удивительным примером благотворительности стала постройка и открытие первой в России клиники для душевно больных людей. Чтоб собрать деньги на ее строительство, Н.А. Алексеев обьявил сбор денег. Многие купцы пошли на встречу городскому голове и в кратчайший срок было собрано 1,5 миллиона рублей.
Но именно с этим сбором денег связана легендарная история о том, как городской голова опустился на колени перед купцом. Якобы один из купцов, куражась, бросил Николай Александровичу: «поклонись мне в ноги – дам миллион на больницу». Алекссев упал на два колена. Пораженный купец тут же согласился, а Николай Александрович, встав с колен и отряхивая брюки, с усмешкой промолвил: «Да ради такого благого дела я встал бы на колени и ради меньшей суммы». Говорили, что именно после этого случая великий князь Сергей Александрович, Генерал-губернатор Москвы, охранитель всевозможных строгих правил поведения в высшем свете, обвинил Н.А. Алексеева в бесчестии. Было это или нет, сейчас трудно утверждать, но вот что отношения между этими двумя градоначальниками были весьма натянутыми, это факт. Сергей Александрович не мог простить Алексееву его всенародную любовь и уважение.
     В 1894 году была открыта левая часть клиники на 150 коек, а в 1896 году – правая, т.н. Ермаковская, в память
о купце Ермакове, подарившем деньги на этот корпус и заставившим Городского голову себе поклониться.
     В правлении этого удивительного городского головы Москва обрела свой каменный вид (после его запрета строить или ремонтировать в центре деревянные дома, что уменьшило опасность пожаров), была электрофицирована, в ней появилось более 80-ти школ. И многие проекты реализовывались из его личного кармана. Ему прочили портфель министра торговли.
     Сколько бы еще мог сделать этот человек, если бы…
     Если бы в день четвертых выборов на должность, он не был бы тяжело ранен в приемной посетителей Городской Думы. Это произошло 9 марта 1893 года. Убийца, мещанин Андрианов, был впоследствии признан сумасшедшим. Так ли это – теперь трудно сказать, но поговаривали, что смерть Алексеева была выгодна
и Великому князю Сергею Александровичу и князю Трубецкому, замешанным в коррупционных скандалах Москвы. Странен тот факт, что Андрианов, отправленный на принудительное лечение, вскоре бесследно исчез из больницы. Современники называли вполголоса и другую причину – месть брата за оскорбленную сестру, актрису одного из московских театров.
     Как бы то ни было, для Москвы убийство Алексеева стало шоком. Москвичи устроили ему торжественные похороны. Проводить в последний путь вышли 200 тысяч человек. Похоронили Н.А. Алексеева на кладбище Новоспасского монастыря, в родовой усыпальнице Алексеевых. В 20-е годы ХХ столетия кладбище было уничтожено, на его месте разбит монастырский сад. Пропала и могила Н.А. Алексеева. Но память о нем навсегда останется в его проектах, его зданиях и… в этом портрете, историю которого мы сегодня вспоминали.
     В 2008 году проектировалось установление на Таганской площади памятника Н.А. Алексееву в сквере
с фонтаном, который носил бы его имя. Но… остался только макет памятника.