ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

«Российская газета»,
11.07.2019

«Российская газета»

«Российская газета», 11.07.2019

Директор
Музея МХАТ
М.Н. Бубнова

«Российская газета», 11.07.2019

 

Ди­рек­тор му­зея МХАТ рас­ска­за­ла о но­вых вы­став­ках

и лю­би­мых экс­по­на­тах

Текст: Та­тья­на Филип­по­ва

 

Год те­ат­ра для му­зея МХАТ – осо­бое вре­мя: ше­дев­ры, хра­ня­щи­е­ся в со­бра­нии, вы­став­ля­ют­ся не толь­ко в ос­нов­ном зда­нии и фили­а­лах, но и ак­тив­но вы­во­зят­ся в ре­ги­о­ны. О том, как жи­вет един­ствен­ный в ми­ре го­судар­ствен­ный му­зей од­но­го те­ат­ра, «РГ» рас­ска­за­ла его ди­рек­тор Мар­фа Буб­но­ва.

 

Мар­фа Ни­ко­ла­ев­на, на ко­го рас­счи­тан ваш му­зей? Кто ваш по­се­ти­тель?

Мар­фа Буб­но­ва: Наш по­се­ти­тель сей­час очень раз­ный. У нас мно­го дет­ских про­грамм, в том чис­ле и здесь, на ос­нов­ной экс­по­зи­ции, и де­ти с боль­шим удо­воль­стви­ем при­хо­дят на них. Их зна­ко­мят с ис­то­ри­ей Ху­до­же­ствен­но­го те­ат­ра, по­ка­зы­ва­ют те­атр и рас­ска­зы­ва­ют о те­ат­раль­ных про­фес­си­ях. Есть та­кая иг­ра, ко­гда с ни­ми устра­и­ва­ют чит­ку пье­сы, по­том они эту пье­су по­ка­зы­ва­ют. Мы на­чи­на­ли ее здесь, а по­том пе­ре­нес­ли в дом-му­зей Ста­ни­слав­ско­го, по­то­му что там боль­ше ме­ста, есть, где раз­вер­нуть­ся. Де­ти чи­та­ют «Си­нюю пти­цу» Ме­тер­лин­ка, разыг­ры­ва­ют все сце­ны в раз­ных по­ме­ще­ни­ях му­зея, а по­том вы­хо­дят с го­то­вым спек­так­лем на зна­ме­ни­тую сце­ну Оне­гин­ско­го за­ла, где Ста­ни­слав­ский ста­вил опе­ру «Ев­ге­ний Оне­гин». Мы сде­ла­ли точ­ные ко­пии ко­стю­мов из «Си­ней пти­цы», и де­ти все­гда в пол­ном вос­тор­ге от этой иг­ры, а ро­ди­те­ли воз­му­ща­ют­ся, по­че­му иг­ра­ем толь­ко для де­тей. Ес­ли есть воз­мож­ность, они то­же с удо­воль­стви­ем участ­ву­ют. В до­ме-му­зее Ста­ни­слав­ско­го, ко­то­рый счи­та­ет­ся од­ним из на­ших фили­а­лов, бо­лее ши­ро­кая ауди­то­рия, ту­да при­хо­дит мно­го ино­стран­цев, по­то­му что во всем ми­ре Ста­ни­слав­ский ува­жа­ем и це­нит­ся. У нас есть еще один фили­ал –

му­зей-квар­ти­ра Вла­ди­ми­ра Неми­ро­ви­ча-Дан­чен­ко. Сту­ден­ты, ко­то­рые учат­ся на опер­ном и во­каль­ном фа­куль­те­тах Мос­ков­ско­го ин­сти­ту­та куль­ту­ры, да­ют там кон­цер­ты, им это очень нра­вит­ся.

 

Со­бра­ние по­пол­ня­ет­ся но­вы­ми экс­по­на­та­ми?

Мар­фа Буб­но­ва: Наш му­зей по­пол­ня­ет­ся ес­ли не каж­дый день, то каж­дый ме­сяц точ­но, по­то­му что мы жи­вем в тес­ной свя­зи с Ху­до­же­ствен­ным те­ат­ром, и ка­кие-то ве­щи по­сту­па­ют от­ту­да по­сто­ян­но – про­грамм­ки пре­мьер­ных спек­так­лей, те­ат­раль­ные ко­стю­мы. Вот недав­но по­лу­чи­ли боль­шую часть ма­ке­тов к спек­так­лям за те по­чти 20 лет, ко­гда МХАТ воз­глав­лял Олег Та­ба­ков. Лю­ди несут нам то, что на­хо­дят у се­бя до­ма: толь­ко что од­на да­ма при­нес­ла ар­хив Ште­ке­ров – они бы­ли род­ствен­ни­ка­ми Ста­ни­слав­ских. Ко­гда я ска­за­ла «Вы, на­вер­ное, хо­ти­те, чтобы мы у вас это ку­пи­ли», она за­ма­ха­ла ру­ка­ми: «Что вы, об этом не мо­жет быть и ре­чи». К со­жа­ле­нию, сей­час ху­дож­ни­ки не все­гда от­да­ют свои эс­ки­зы спек­так­лей, а рань­ше это бы­ло обя­за­тель­но. Ко­го у нас толь­ко нет: и Го­ло­вин, и До­бу­жин­ский, и Бе­нуа, и Си­мов, и Ан­дре­ев, и Ку­сто­ди­ев, и Ви­льямс. Мож­но бес­ко­неч­но пе­ре­чис­лять то бо­гат­ство, ко­то­рым мы об­ла­да­ем. У нас огром­ный ру­ко­пис­ный от­дел – ар­ти­сты Ху­до­же­ствен­но­го те­ат­ра все­гда нес­ли все в му­зей, счи­та­ли, что это честь для них.

 

Вы ска­за­ли, что мо­же­те ку­пить ар­хив. А вы мо­же­те се­бе это поз­во­лить?

Мар­фа Буб­но­ва: Ес­ли это сто­ит бас­но­слов­ных де­нег – нет.

 

То есть, на аук­ци­о­нах не по­ку­па­е­те?

Мар­фа Буб­но­ва:Нет, ко­неч­но.

 

Сей­час ча­сто го­во­рят о вы­во­де му­зеев на са­мо­оку­па­е­мость. Как вы ду­ма­е­те, мо­жет ли му­зей сам се­бя со­дер­жать?

Мар­фа Буб­но­ва: Ко­неч­но, нет. Мы за­ра­ба­ты­ва­ем ка­кие-то день­ги, но пе­рей­ти на са­мо­фи­нан­си­ро­ва­ние ни один му­зей не смо­жет.

 

А ес­ли сло­мать сте­ну меж­ду му­зе­ем и те­ат­ром?

Мар­фа Буб­но­ва: Сте­на бы­ла все­гда. Меж­ду на­ши­ми зда­ни­я­ми, там, где сей­час на­хо­дит­ся пиц­це­рия, был пра­ви­тель­ствен­ный про­езд, через ко­то­рый в те­атр за­ез­жал Ста­лин. Про­езд все­гда счи­тал­ся ис­то­ри­че­ской зо­ной, и вдруг там по­яви­лась пиц­це­рия, да еще и от­стро­и­ла се­бе вход. Так что сло­мать сте­ну невоз­мож­но, по­то­му что это два от­дель­ных зда­ния, хо­тя и со­еди­нен­ные меж­ду со­бой под­ва­лом.

 

Чест­но го­во­ря, я име­ла в ви­ду не бук­валь­ное раз­ру­ше­ние сте­ны, а объ­еди­не­ние двух ор­га­ни­за­ций.

Мар­фа Буб­но­ва: К это­му я от­но­шусь скеп­ти­че­ски, по­то­му что, во-пер­вых, мы един­ствен­ный в ми­ре го­судар­ствен­ный му­зей од­но­го те­ат­ра. Во-вто­рых, в те­ат­ре ме­ня­ют­ся ру­ко­во­ди­те­ли, и ни­ко­гда не зна­ешь, как это ска­жет­ся на му­зее. И это не по­то­му, что ру­ко­во­ди­тель пло­хой, нет, про­сто му­зей – это в лю­бом слу­чае день­ги, за­тра­ты, и неиз­вест­но, как он рас­ста­вит при­о­ри­те­ты. Сей­час мы фе­де­раль­ное учре­жде­ние, мы под­чи­ня­ем­ся Ми­ни­стер­ству куль­ту­ры и жи­вем по пра­ви­лам, ко­то­рые уста­нов­ле­ны для всех му­зеев. Да, мы ма­лень­кие, но жи­вем как взрос­лые. А ес­ли про­изой­дет объ­еди­не­ние с Ху­до­же­ствен­ным те­ат­ром, непо­нят­но, чем это за­кон­чит­ся.

Ко­гда вы ска­за­ли о при­о­ри­те­тах, я вспом­ни­ла Оле­га Та­ба­ко­ва, для ко­то­ро­го в при­о­ри­те­те все­гда был те­атр.

 

А как он от­но­сил­ся к му­зею? При нем у вас бы­ли ка­кие-то ре­фор­мы?

Мар­фа Буб­но­ва: Нет, ре­форм не бы­ло. Но и Олег Пав­ло­вич Та­ба­ков, и Олег Ни­ко­ла­е­вич Еф­ре­мов бы­ли людь­ми Ху­до­же­ствен­но­го те­ат­ра, пре­дан­ны­ми ему аб­со­лют­но, и ни­ка­ко­го ощу­ще­ния от­де­ле­ния от те­ат­ра у нас не бы­ло. Мы все­гда чув­ство­ва­ли се­бя од­ной боль­шой друж­ной се­мьей. Олег Ни­ко­ла­е­вич хо­тел, чтобы му­зей был бли­зок с те­ат­ром. Меч­тал сде­лать в Ка­мер­гер­ском пе­ре­ул­ке те­ат­раль­ный квар­тал – зда­ние на­про­тив, где те­перь чай­ха­на, со­би­рал­ся от­дать му­зею, сде­лать над пе­ре­ул­ком кры­шу, во дво­ре по­са­дить виш­не­вый сад… Олег Пав­ло­вич в ка­кой-то мо­мент ре­шил, что у МХТ долж­на быть но­вая сце­на, по­это­му мы бы­ли пе­ре­се­ле­ны в зда­ние те­ат­ра. От­ча­сти это пло­хо для нас, по­то­му что нет от­дель­но­го вхо­да на экс­по­зи­цию, мы не мо­жем от­кры­вать ее по­сле ше­сти ча­сов ве­че­ра, по­то­му что в те­ат­ре идут спек­так­ли. С дру­гой сто­ро­ны, так как экс­по­зи­ция на­хо­дит­ся в зда­нии те­ат­ра, мы мо­жем рас­ска­зы­вать не толь­ко о том, что у нас раз­ме­ще­но, но и по­ка­зы­вать те­ат­раль­ное зда­ние, гри­му­бор­ные Ста­ни­слав­ско­го, Неми­ро­ви­ча, а те­перь и Еф­ре­мо­ва. Олег Пав­ло­вич Та­ба­ков пре­крас­но вла­дел ис­то­ри­ей, все­гда при­хо­дил на на­ши вы­став­ки, на­хо­дил, что мы про­пу­сти­ли, мгно­вен­но вы­да­вал оцен­ку. И я не зна­ла, оби­деть­ся или ска­зать ему спа­си­бо. Ты ка­кие-то ве­щи уже не сде­ла­ешь, но по­ни­ма­ешь, что это бы­ло сде­ла­но непра­виль­но, и в бу­ду­щем вспом­нишь.

 

Что сей­час необ­хо­ди­мо ва­ше­му му­зею, чтобы он жил и раз­ви­вал­ся?

Мар­фа Буб­но­ва: Я все­гда стра­даю, что ко­ролев­ство ма­ло­ва­то. У нас ма­ло вы­ста­воч­ных про­странств, и мы не все­гда мо­жем по­ка­зать то, чем вла­де­ем, так, как нам хо­чет­ся. Сей­час в свя­зи с го­дом те­ат­ра мы мно­го вы­во­зим в ре­ги­о­ны, но все рав­но.

 

А у вас есть здесь лю­би­мые экс­по­на­ты? Что вам осо­бен­но до­ро­го в со­бра­нии му­зея МХТ?

Мар­фа Буб­но­ва: Мне нра­вит­ся все, что свя­за­но со Ста­ни­слав­ским. Это че­ло­век, ко­то­рый не пе­ре­ста­ет ме­ня удив­лять, и я не скры­ваю, что я от­ча­сти в него влюб­ле­на. Я очень люб­лю биб­лио­те­ку, ко­то­рую он со­би­рал. Это кни­ги по ко­стю­мам, по жи­во­пи­си, или аль­бо­мы, ко­то­рые Ста­ни­слав­ский сам де­лал, вкле­и­вал фо­то­гра­фии, свя­зан­ные с его ра­бо­той. Он эту биб­лио­те­ку на­чал со­би­рать в семь лет. Я очень люб­лю ко­стю­мы На­деж­ды Пет­ров­ны Ла­ма­но­вой, ко­то­рые де­ла­лись к «Анне Ка­ре­ни­ной», «Безум­но­му дню», «Отел­ло». Я люб­лю Ви­льям­са, я очень люб­лю Пон­со­ва, ко­то­рый был зав­по­стом в Ху­до­же­ствен­ном те­ат­ре и бли­ста­тель­ным ху­дож­ни­ком, я бес­ко­неч­но люб­лю Си­мо­ва. Вро­де бы ты все эти эс­ки­зы в ру­ках дер­жал и вдруг на­хо­дишь ка­кие-то по­ра­зи­тель­ные ве­щи.

 

Ес­ли у вас та­кие слож­но­сти со зда­ни­ем, зна­чит, вы не участ­ву­е­те в «Но­чи му­зеев»?

Мар­фа Буб­но­ва: Обя­за­тель­но участ­ву­ем. В этом го­ду му­зей Ста­ни­слав­ско­го у нас ра­бо­тал до по­лу­но­чи, у нас там бы­ло три ме­ро­при­я­тия, му­зей Неми­ро­ви­ча – до 22 ча­сов. Здесь, на экс­по­зи­ции, мы не мо­жем шу­меть, ко­гда идет спек­такль, по­это­му ме­ро­при­я­тия устра­и­ва­ем днем. И мно­гие на них рвут­ся, по­то­му что не каж­дый мо­жет поз­во­лить се­бе не спать но­чью. Один по­се­ти­тель вос­тор­гал­ся му­зе­ем, а по­том ска­зал: как жаль, что та­кое бы­ва­ет толь­ко раз в год. Ему хо­те­лось бы, чтобы му­зей все­гда ра­бо­тал бес­плат­но. Воз­мож­но, это бы­ло бы и пра­виль­но, но ведь мы долж­ны за­ра­ба­ты­вать. У нас есть план, сколь­ко де­нег мы долж­ны от­да­вать в бюд­жет.

 

Мо­же­те на­звать циф­ру?

Мар­фа Буб­но­ва: В этом го­ду мы долж­ны за­ра­бо­тать че­ты­ре мил­ли­о­на.

 

Ес­ли раз­де­лить на сто­и­мость би­ле­та…

Мар­фа Буб­но­ва: Это мно­го, и все вре­мя при­хо­дит­ся что-то при­ду­мы­вать. Те же ки­но­сту­дии вдруг ока­за­лись очень бед­ны­ми и не в си­лах нам пла­тить. Я бы с удо­воль­стви­ем да­ва­ла всем все до­ку­мен­ты бес­плат­но, но не мо­гу.

 

Рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста, о про­ек­тах, над ко­то­ры­ми вы сей­час ра­бо­та­е­те.

Мар­фа Буб­но­ва: У нас сей­час от­кры­та вы­став­ка, по­свя­щен­ная Бул­га­ко­ву, в свя­зи с недав­ней пре­мье­рой «Бе­га» в по­ста­нов­ке Сер­гея Же­но­ва­ча. Осе­нью по­ве­зем в Ека­те­рин­бург ко­стю­мы На­деж­ды Пет­ров­ны Ла­ма­но­вой. Еще мы сей­час ра­бо­та­ем над вы­став­кой, ко­то­рая долж­на, как мне ка­жет­ся, иметь боль­шой успех. Это вы­став­ка ра­бот Ки­ры Кон­стан­ти­нов­ны Алек­се­е­вой, до­че­ри Ста­ни­слав­ско­го, ко­то­рая бы­ла же­ной Ро­бер­та Фаль­ка. В экс­по­зи­ции бу­дут ее ра­бо­ты и ра­бо­ты Фаль­ка из част­ных кол­лек­ций и го­судар­ствен­ных му­зеев. Она от­кро­ет­ся в му­зее Ста­ни­слав­ско­го, мы да­же сна­ча­ла хо­те­ли на­звать ее «Воз­вра­ще­ние до­мой», по­то­му что Ки­ра Алек­се­е­ва жи­ла в этом до­ме. Мы де­ла­ем 40 вы­ста­вок в год, по­это­му все сра­зу я вам сей­час не на­зо­ву, но вот эти са­мые глав­ные.

 

Сей­час ока­за­лось, что са­мое ин­те­рес­ное - это жизнь обыч­но­го че­ло­ве­ка, его вос­по­ми­на­ния. Они да­ют ощу­ще­ние эпо­хи боль­ше, чем ис­сле­до­ва­ния спе­ци­а­ли­стов. По­яви­лись ин­тернет-про­ек­ты, ко­то­рые пуб­ли­ку­ют днев­ни­ко­вые за­пи­си. У вас ведь то­же есть про­ект «Днев­ни­ки». Что го­то­ви­те к пе­ча­ти?

Мар­фа Буб­но­ва: Сей­час в ра­бо­те днев­ни­ки Фе­до­ра Ни­ко­ла­е­ви­ча Ми­халь­ско­го. Это зна­ме­ни­тый «за­ве­ду­ю­щий внут­рен­ним по­ряд­ком Филипп Филип­по­вич Ту­лум­ба­сов» из «Те­ат­раль­но­го ро­ма­на» Бул­га­ко­ва. В од­ном то­ме с ни­ми дол­жен вый­ти сбор­ник днев­ни­ков Алек­сея Ва­си­лье­ви­ча Гав­ри­ло­ва – он был де­жур­ным от ми­ли­ции в Ху­до­же­ствен­ном те­ат­ре с 1926 по 1930 год, в ку­лу­а­рах его на­зы­ва­ли про­сто «ми­ли­ци­о­не­ром». Его днев­ни­ки необык­но­вен­но ин­те­рес­ные, по­то­му что это, с од­ной сто­ро­ны, взгляд из за­ла, с дру­гой сто­ро­ны, он этих лю­дей знал, слы­шал и все за­пи­сы­вал. Я чи­таю и ду­маю, ка­кое сча­стье, что в то вре­мя не бы­ло ин­тер­не­та. Лю­ди поль­зо­ва­лись руч­ка­ми, ка­ран­да­ша­ми, и, ко­гда им на­до бы­ло вы­ска­зать­ся, они все свои мыс­ли за­пи­сы­ва­ли. Мы в та­ких слу­ча­ях об­ме­ни­ва­ем­ся смс-со­об­ще­ни­я­ми.

 

«Рос­сий­ская га­зе­та», 10.07.2019

Напишите нам

Нажимая кнопку «Отправить», я подтверждаю свое
согласие на обработку моих персональных данных.

Записаться

либо Вы можете записаться по телефонам
+7(495)629-83-29,
+7(903)526-51-07

Нажимая кнопку «Отправить», я подтверждаю свое
согласие на обработку моих персональных данных.

Записаться

либо Вы можете записаться по телефонам
+7(495)629-83-29,
+7(903)526-51-07

Нажимая кнопку «Отправить», я подтверждаю свое
согласие на обработку моих персональных данных.

Записаться

либо Вы можете записаться по телефонам
+7(495)629-83-29,
+7(903)526-51-07

Нажимая кнопку «Отправить», я подтверждаю свое
согласие на обработку моих персональных данных.